Кинодебют Мотыля состоялся в Таджикистане. Его фильм "Дети Памира" (1963) принес ему единодушное признание авторитетных критиков в центральной прессе. Вторая его работа - "Женя, Женечка и Катюша", осуществленная в Ленинграде по собственному сценарию совместно с Б. Окуджавой, вызвала гнев идеологов кинокомитета и повлекла за собой запрет на профессию. Спасительной для В. Мотыля оказалась созданная к тому времени уникальная студия Григория Чухрая. Она имела особый статус - автономию в выборе сценариев и режиссера.
Экспериментальная киностудия пригласила опального режиссера на постановку сценария "Пустыня"... Русский "вестерн" Мотыля "Белое солнце пустыни" (1969) оказался бестселлером как в национальном, так и в мировом прокате советской кинопродукции. В течение 35 лет на телеэкранах не прекращаются ежегодные показы фильма, признанного критиками и зрителями классикой. Иностранные компании периодически возобновляют покупку прав на этот фильм. Фильм "Белое солнце пустыни" стал талисманом покорителей космоса, включивших его просмотр в программу подготовки космонавтов к полету. По результатам массового электронного опроса телезрителей России в 1995 году телекомпанией РТР фильм В. Мотыля превзошел всех наиболее популярных конкурентов в номинации "Самый любимый фильм российских зрителей".
Устойчивой оказалась и популярность масштабной двухсерийной ленты "Звезда пленительного счастья" (1975), также единодушно признанной кинокритикой и публикой. Однако лидирующий успех фильмов Мотыля стал все более раздражать его коллег и партийное руководство. Его фильмам отводилась функция пополнения валютных запасов от зарубежных контрактов. Но систематических отказов от "современности", от агитсюжетов, славящих советский образ жизни, режиссеру не прощали. Его не включали в делегации, выезжавшие за рубеж, где показывались его фильмы, ущемляли в зарплате, не подпускали его фильмы к международным конкурсам, обходили званиями, наградами.
Отношение властей охотно разделяло руководство Союза кинематографистов СССР. Им не нравилось, что в отличие от подавляющего большинства коллег этот режиссер постоянно живет в особом режиме - отказывается войти в штат какой-либо киностудии с ее парткомом, дирекцией, профкомом, где давно отработана система принуждения штатных режиссеров. В конечном счете был запрещен фильм В. Мотыля "Лес" (1980), снятый по мотивам пьесы А.Н. Островского. Из постановки вытекало, что нечем похвастаться "передовому социалистическому строю" перед "прогнившими дворянскими устоями" столетней давности. Ханжество, лицемерие, бездушие, разгул низменных страстей и самодурство слишком явно смахивали на пороки правящей партийной элиты конца 1970-х годов. Мотыля вторично изгоняют из кино, и, ко всеобщему облегчению в руководстве Госкино и Союзе кинодеятелей, на этот раз, казалось, навсегда. Но режиссер оказался живучим и благодаря личному и служебному соперничеству главы Госкино В.Ермаша и телеминистра С. Лапина был приглашен в Останкино в творческое объединение "Экран" на должность художественного консультанта телефильмов молодых режиссеров.
В. Мотылю удается написать сценарий и снять трагикомическую фантазию по мотивам чеховских новелл "Невероятное пари" (1984). Также для телевидения по сценарию, написанному им совместно с А. Салынским, В. Мотыль поставил двухсерийный телефильм "Жил-был Шишлов" (1987), посвященный уродливым перекосам общественной жизни российской глубинки в результате большевистской ломки традиционных ценностей. В кино Мотыль вернулся лишь в годы горбачевской перестройки, написав киносценарий двухсерийной романтической притчи по мотивам рассказа Ф. Искандера и поставив фильм "Расстанемся - пока хорошие" (1991). Некоторые перипетии событий конца XX века как бы предвосхищали трагизм столкновений на Северном Кавказе в 1990-е годы. Единственной лентой, снятой о нынешней реальности, стала картина "Несут меня кони" (1996), созданная на независимой студии "Арион", руководителем которой является сам В.Мотыль. Отталкиваясь от сюжетов, идей и характеров чеховской прозы, Мотыль создал сценарий в жанре мелодраматической любовной истории с современной нравственной сверхзадачей: раскаяние героя стало возможным лишь тогда, когда врага он увидел не во вне, а в себе самом и понял вину за едва ли не растоптанную им жизнь любимой женщины.
Режиссер пишет сценарии не только для собственных постановок: "Честь имею" написан совместно с М. Захаровым для студии "Молдова", а "Охламон" (1994) - совместно с Э. Редженовым для туркменской студии. В 1997 году на конкурсе Министерства культуры Российской Федерации В. Мотылю был присужден грант Президента России и создан двухсерийный сценарий исторического киноромана "Венец заложников судьбы". В 1999 году также в конкурсе Мотыль получил грант Сороса за проект художественно-публицистического телесценария в «Смертельная дружба», доказывающего, почему Сталин расправился с Кировым.
С 1990-х годов Мотыль неоднократно избирался в правление Союза кинематографистов, он является секретарем Союза кинематографистов Москвы. Более десятка последних лет режиссер преподает в школах кино, телевидения, ведет мастерские Высших курсов сценаристов и режиссеров. Мотыль осуществил художественное руководство постановок кинодебютантов "Где ты, Багира?" (Одесская киностудия, 1973), "Нет дыма без огня" (Туркменфильм, 1977), "По Таганке ходят танки" (Студия "Арс", 1991), "Охламон" (Туркменфильм, 1995).












 

Только спустя почти три десятилетия после выхода шедевра "Белое солнце пустыни" Мотыль становится лауреатом Государственной премии России. В 2002 году создатель "Белого солнца", признанный мастер был удостоен официального государственного статуса. Ему присвоено звание Народного артиста России и Заслуженного деятеля искусств России. В.Мотыль - лауреат Государственной премии имени Рудаки за фильм "Дети Памира" (Таджикская ССР, 1964), Заслуженный деятель искусств Таджикистана (1998), почетный гражданин столицы республики - Душанбе (1998). На различных фестивалях В.Мотыль удостаивался наград: приз Союза кинематографистов СССР за фильм "Дети Памира", приз Всесоюзного кинофестиваля "Ленинград" (1964); приз международного кинофестиваля в Джакарте за фильм "Дети Памира" (1965); почетный диплом "Лучшие фильмы мира" на международном фестивале 1977 года (Белград, СФРЮ) за фильм "Звезда пленительного счастья"; приз фестиваля "Золотой Остап" (Петербург, 1995) за фильм "Белое солнце пустыни"; приз телефестиваля "Золотой билет" (1996) за фильм "Белое солнце пустыни"; главный приз фестиваля "Крымская киноривьера" (Ялта, 1996) за фильм "Несут меня кони"; приз фестиваля "Листопад" (Минск, Белоруссия, 1997) за фильм "Несут меня кони".
В. Мотыль избран действительным членом Международной академии информатизации при ООН и членом Академии кинематографических искусств «Ника».
Хобби В. Мотыля - путешествия. Он объехал полмира и все республики СССР, Россию - от Североморска до Курил и острова Врангеля.