СЦЕНАРИЙ И ПОСТАНОВКА
: Владимир Мотыль
ОПЕРАТОР: Максим Шинкоренко
ХУДОЖНИКИ: А.Даниленко, В.Назаров КОСТЮМЫ: И.Мотыль
В РОЛЯХ: Д.Стоянович, М.Филиппов, А.Цуркан, И.Жданников

 

   
 – Поскольку вы откладывали интервью из-за неопределенности с вашим новым проектом, то я понял, что теперь его перспективы прояснились?
– В основном да. Слава Богу, судьбу проекта нынче решает не киноэлита, а деньги. А поскольку «ничто человеческое не чуждо» не только Карлу Марксу, но и некоторым нашим олигархам, мне удалось встретиться с Олегом Дерипаской. Он пообещал помочь, и слово сдержал – приличную безвозмездную сумму выделил. Чуть позже к проекту присоединилась «Сибнефть» Романа Абрамовича. А экспертная кинокомиссия Министерства культуры в результате конкурса, в котором принимало участие несколько сот сценариев, присудила в числе дюжины бюджетное финансирование и мне. Так что скоро надеюсь приступить к подготовке кинопроизводства. Сейчас образован фонд, учредителем которого я и являюсь. Спонсируют работу нового предприятия отечественные бизнесмены. Так что нахожусь сейчас в самом напряженном ритме. Готовлюсь к своей масштабной постановке. Условное название картины «Багровый цвет снегопада».



 

– О чем будет новый фильм?
- Не хочу заранее раскрывать сюжет. Могу лишь сказать, что действие охватывает период с 1916 по 1926 год. Об этом времени в нашем кино было слишком много вранья. Опираюсь на малоизвестные документы тех лет. Но бурные события истории – лишь фон, как это было и в «Звезде пленительного счастья». Героиня фильма за десятилетие переживает целых три ни в чем между собой не схожих романа. Событийная пружина картины парадоксальна. В ее судьбу вторгается не только колесо истории тех лет, но и прямо-таки фантастические перипетии любви, очарований, разочарований, падений и взлетов в поисках земного счастья.
– Осознаете ли вы, что кинопрокат нынче совсем не тот, что был в советские времена?
– Да, за последний десяток лет мы умудрились отвратить нашего зрителя от российского кинематографа. Заумь и разглагольствования о новом языке кино не что иное, как игры для элиты. Поймите, прокат был уничтожен не прокатчиками, а самими режиссерами. Лет десять назад я, предполагая такое развитие событий, написал статью «Бесчеловечное кино не заставят смотреть даже автоматчики». Она вызвала ярость у управленцев, критиков и у большинства моих коллег, особенно молодых.
На мой взгляд, американский прокат не завоевывал русский рынок, он лишь триумфально вступил в город, из которого отнюдь не под натиском неприятеля убежали войска. Режиссеры под фестивальные фанфары рассуждали о кинематографе ХХI века, а зрители хотели видеть в кино не эксперименты, а хорошие фильмы.
– Как я понимаю, бюджет вашей новой картины будет отнюдь не символическим. Вы считаете, что реально «оправдать» фильм с бюджетом в несколько миллионов долларов в российском прокате?
– Ну, не только в российском… Сюжет моего нового сценария строится опять-таки на общечеловеческих составляющих, одинаково значимых во всем мире. Думаю, реально. И не забывайте, что мне еще никогда не удавалось снять убыточное кино.
- И судьба вашей героини завершится счастливо?
- Это как раз тот случай, когда следует держать язык за зубами. Главная героиня проходит перипетии кошмаров, взлеты счастья, любви, крушения... Чем кончится? Мне предпочтительнее, чтобы зрители узнали об этом в залах кинотеатров.